Детский зал ВГБИЛ
(495) 915-72-81
Центр детской книги
Библиотеки иностранной литературы


Pamela Lyndon Travers
Памела Линдон Трэверс

1899 — 1996

Памела Линдон Трэверс родилась в Австралии. Писать она начала еще в детстве: сочиняла короткие рассказы, подражая авторам дешевых книжек, пьесы для школьных спектаклей. "К сожалению, - писала Памела Трэверс много лет спустя, - я никогда не узнаю, какая добрая фея наделила меня при крещении удивительным даром, чистейшей из земных радостей - вечной любовью к сказке. Этот дар проявился во мне весьма рано, когда я еще принадлежала миру природы. Яблоко Евы еще красовалось на ветке, у каждого соловья был император, внимавший его песням, а любой муравей или жучок мог оказаться на поверку заколдованным принцем."

В 1923 году Памела Трэверс переезжает в Англию, где поначалу пробует себя на сцене, как танцовщица и актриса. Но увлечение литературой побеждает, она начинает сотрудничать в Новом Английском Еженедельнике, для которого пишет очерки, стихи, рецензии.

Отец Памелы Трэверс был ирландцем, и, может быть именно "зов крови" определил ее интерес к ирландской литературе, а как следствие - знакомство со знаменитыми ирландскими поэтами того времени, прежде всего с Г.В.Расселлом и В.Б.Йейтсом.

Мэри Поппинс, книга прославившая Памелу Трэверс, появилась в 1934 году. Писательница признавалась, что не помнит, как возник замысел этой сказочной повести. В ответ на настойчивые расспросы журналистов она обычно приводила слова Клайва Льюиса, считавшего, что в мире есть "только один Создатель", а задача писателя лишь "собрать в единое целое уже существующие элементы", причем переделывая реальность они изменяют и самих себя.

Мэри Поппинс сразу имела оглушительный успех. Критика встретила нового автора с завидной доброжелательностью. "Я была очень рада, что рецензии на мою книгу публиковали взрослые газеты, ведь я никогда не считала Мэри Поппинс детской книжкой. Я и думать не думала о юных читателях, и лелеяла надежду, что моей книгой будут зачитываться взрослые - так и вышло. Многие дамы писали мне, что когда они читали мою книгу детям, отцы тихонько подкрадывались к дверям детской, чтобы тоже послушать". Первый успех окрылил писательницу, и уже на следующий год она сочиняет продолжение сказки Мэри Поппинс возвращается. В 1944 году появляется Мэри Поппинс открывает дверь, в 1952 - Мэри Поппинс в парке. Спустя двадцать с лишнем лет писательница вновь возвращается к своей героине, выпустив забавную книгу "кулинарных рассказов" Мэри Поппинс на кухне, и, наконец, в 1982 году вышла коротенькая книжка Мэри Поппинс на Вишневой улице.

Популярности сказочных повестей во многом содействовали замечательные рисунки известной художницы Мэри Шеппард. Писательница и иллюстратор много спорили о том, как должна выглядеть героиня - сказочная и реальная одновременно. Однажды, в пылу спора, Памела Трэверс указала на изящную фарфоровую голландскую куклу: Вот на кого похожа Мэри Поппинс! Но у художницы было свое мнение, ее Мэри Поппинс изящная и хрупкая, исполнена внутренней силы, она земная, почти заурядная, и одновременно сказочная.

Мэри Поппинс противоречивый и сложный образ: она - воплощение идеальной няни - добропорядочной и надежной, она читает Все, что должна знать настоящая леди, ее ботинки всегда начищены, полосатый передник накрахмален, от нее исходит аромат поджаренных тостов и мыла "Солнечный свет", но … ее взгляд "устремлен за грань этого мира", и именно это притягивает к ней детей. Для Джейн и Майкла Бэнкс каждая встреча с удивительной няней сулит необыкновенные приключения, превосходящие их самые дерзкие фантазии. Причем волшебные превращения происходят в самых заурядных условиях с самыми обыкновенными предметами и людьми. И в этом удивительная находка Памелы Трэверс: ее героиня творит волшебство в полном соответствии с законами с детской фантазии.

Писательница много занималась изучением мифа и сказки и даже посвятила специальную книгу анализу различных вариантов сюжета Спящей красавицы. "Мир предстает детям в первоначальном единстве, - писала она в предисловии к этой книге. - Не услышав еще ни одной сказки, ребенок живет в мире мифов и легенд, где Святой Георгий и Король Артур, пусть и под другими именами, охраняют скрещения дорог и заветные тропы, а ужасный дракон Грендель, еще не сраженный Беовульфом, принимая различные обличья, изрыгает пламя налево и направо. Считалки, дразнилки, незатейливые песенки - все они заключают в себе удивительные истории. Но в еще большей степени источником мифов становятся случайно услышанные обрывки взрослых разговоров, пересудов и сплетен. Осторожный намек, предвзятое мнение, театрально прижатый к губам указательный палец чреваты сказками, как облака дождем. Иногда мне кажется, что ребенок, умеющий слушать, не нуждается в чтении, наши сказки ему ни к чему, он создает их сам. Достаточно, следуя собственной логике и вкусу, сложить вместе отдельные фрагменты и - сказка готова! Для меня многозначительные взгляды и кивки маминых подруг, чинно шествовавших под зонтиками или беседовавших за чаем под легкий перезвон посуды, явились первыми упражнениями на пути постижения мифа. Когда, спустя годы, я прочла античные мифы о Зевсе, посетившим Данаю в образе золотого дождя, о Персее, сразившемся с Медузой-Горгоной, о подвигах Аргонавтов, то и дело оказывавшихся на волосок от гибели - все эти приключения не казались мне удивительными: ведь я уже была знакома с их современными версиями, которые подслушала из бесед взрослых."

Чудеса Мэри Поппинс из числа тех, которые, восходя к древним мифам и классической сказке, рождаются за чайным столом, или на прогулке в парке, в кондитерской или в мясной лавке - повсюду! Мэри безусловно по праву заслуживает титула Леди совершенство не только потому, что ее поведение безукоризненно с точки зрения взрослых, но и потому, что она удивительным образом сумела сохранить (и развить!) ценнейшее качество детства - способность видеть чудеса в обычных явлениях. Именно это свойство позволяет Мэри Поппинс подобрать, нарисованную на асфальте сливу и как ни в чем не бывало откусить ее. При этом, важно отметить, что Мэри Поппинс не совершает чудес сама, она лишь провоцирует их.

Ощущение реальности волшебства, которое Мэри Поппинс приносит в семью Бэнксов, изменяет их отношение к действительности. В отличие от большинства классических сказочных героев Мэри Поппинс не сулит им счастливого решения многочисленных проблем. Памела Трэверс отказывается от принятой концовки: Они жили долго и счастливо. Для писательницы, как и для ее героини, залогом счастья, жизненного успеха, является способность человека, не уклоняясь, встретить вызов судьбы. Необходимо всегда быть готовым к переменам, из которых, собственно, и состоит наша жизнь - именно этому учит Мэри Поппинс своих воспитанников (а писательница - читателей), а то, что эти слова вложены в уста героини, воплощающей порядок и стабильность, делает их особенно весомыми. Впрочем "стабильность" героини, как и все в ее характере - относительна: Мэри, не расстающаяся со своим знаменитым зонтиком и дорожной сумкой - в любой миг готова отправится в путь, стоит лишь перемениться направлению ветра.

Маленькие читатели забрасывали Памелу Трэверс письмами. Писательница признавалась, что особенную радость ей приносят письма мальчиков: девочки постоянно спрашивают: Какой Ваш любимый цвет или Как Вы начали писать книги, а мальчишек волнует суть вещей: Почему Мэри Поппинс поступила именно так? Дети не желали расставаться с любимой героиней и требовали новых книг. "Мадам, - писал автору один из юных читателей, - вы отослали прочь Мэри Поппинс. Этого я Вам никогда не прощу! Вы заставили всех детей плакать!"

И Мэри Поппинс снова бралась за перо, чтобы осушить детские слезы, и, чтобы самой снова окунуться в заветный сказочный мир. Как-то Памела Трэверс призналась одному журналисту, что только что перечла одну из своих сказок: "Не могла оторваться! Мне хотелось узнать, что будет дальше, я не отложила книгу, пока не прочла всю от корки до корки." Речь шла о Мэри Поппинс возвращается. Однажды Памелу Трэверс попросили написать автобиографию для литературной энциклопедии. Это оказалось совсем не простым делом: "Я не привыкла писать о личных проблемах, меня волнуют только идеи, - признавалась писательница. - Разве так важно, какую кашу любил Джон Китс? Кому это интересно? Настоящая биография - это история души." И автобиография превратилась в рассказ о любимой героине - Мэри Поппинс. "Я никогда не считала, что придумала ее (Мэри Поппинс - О.М.). Может, это она придумала меня. Видимо поэтому мне так трудно писать о себе."

Памела Л.Трэверс прожила интересную жизнь, много путешествовала, занималась изучением мифологии, мировых религий и мистических учений, после войны жила попеременно то в Англии, то в США, преподавала в американских колледжах, долгие годы сотрудничала в известном философско-мистическом журнале Парабола. Ее дом был наполнен книгами, книги были повсюду, на бесчисленных полках вдоль стен, на столах, на полу. "Случись мне остаться без крыши над головой, я смогу построить себе дом из книг,"- шутила писательница.

В литературном наследии Памелы Трэверс, кроме книг о Мэри Поппинс, еще несколько сказок Лисица в яслях, Обезьяна-друг, повесть о путешествии двух маленьких англичан в Америку во время войны Путешествие по морю и по земле, сборники путевых очерков (в том числе и о путешествии в Россию в 30-е гг. Экскурсия по Москве ) и множество статей по вопросам философии и мистики. Но все же в истории мировой литературы имя Памелы Трэверс навсегда связано со сказочными повестями об удивительной Мэри Попинс.

Миллионы читателей во всем мире ждут новых встреч с любимой героиней. И может неслучайно, что Памела Трэверс отказалась от замысла написать книгу До свидания, Мэри Поппинс. Искусство способно преодолеть разлуку. Писательница верила в бесконечность жизни. В 1986 году она писала в одной из статей: "Итак a Dieu… Там где сердцевина крепка, а концы смыкаются, и нет ни начала ни конца, там нет слова прощай." Памела Трэверс умерла в 1996 году, жадная на сенсации пресса обошла вниманием печальное событие. Наверное это правильно: сказочники не умирают.

© Ольга Мяэотс

  en ru