Iwona Chmielewska

Ивона Хмелевская
Страна проживания: ПольшаГоды жизни: родилась в 1960 году
#2
Польская художница Ивона Хмелевская окончила отделение графики на факультете изящных искусств в Университете Николая Коперника в Торуни. Там она сегодня живет и работает: преподает курс авторской книги. Однако что касается искусства книги, Хмелевская называет себя самоучкой. Первые свои книги она создавала по наитию, «ощупью», постоянно экспериментируя. В этом ей очень помогло сотрудничество с польским издательством «Алго», в котором ей предоставили практически полную свободу в оформлении сказок для детей и сборников поэзии для взрослых.
#3
Уже тогда интуитивно я испытывала потребность создания в своих иллюстрациях независимого от авторского рассказа: художнику нужно уметь дорассказать то, что только подразумевается, позволить вовлечь себя в словесно-визуальную игру, иногда поискать решение между словами. 

Если в тексте девочка в красном платье сидит на дереве, то это не значит, что нужно рисовать девочку в красном платье на дереве. Это не интересно. Мы можем это себе представить сами, когда читаем. В иллюстрации же важно показать контекст, это игра, не нужно буквально повторять текст
Ивона Хмелевская
#4
В авторских книгах Ивоны Хмелевской обычно совсем мало текста, но они очень выразительны, в том числе — своей лаконичностью. «Изображение иногда может заменить тысячу слов. С помощью иллюстраций мы можем прикоснуться к таким вещам, которые не хотим описывать словами», — говорит художница.
#5
#1
После успеха двух авторских книг Хмелевской на международной ярмарке в Болонье (2003 год) её пригласили к сотрудничеству издатели из Южной Кореи. Хмелевская — единственный польский автор, у которого есть свой фанклуб в этой стране. Сегодня ее книги издаются по всему миру, но она часто бывает в Южной Корее: ведет занятия у студентов в Сеуле, встречается с читателями.

#6
Хмелевская — мастер концептуальных решений. Работы художницы всегда созданы со вкусом, графически доработаны, превосходно до мелочей продуманы. В своих книгах она любит обыгрывать простые геометрические формы: одна и та же форма, вещь или предмет рассматриваются во всех возможных ракурсах, функциях и воплощениях. 

Так, к примеру, книга «Kłopot» («Беспокойство») построена на игре с пятном от утюга, появившемся случайно на старинной скатерти. Очень простая история, короткий текст буквально в несколько строчек, а картинки как будто приглашают читателя продолжить игру с изображением.
#7
В своих книгах Хмелевская задается вопросами, важными для читателей разных стран разного возраста. «Книгу можно придумать обо всем. И пригодится в ней все», — говорит художница — и действительно, создает книгу… на старых обоях, а также использует коллаж с кусочками старых тканей. «Królestwo dziewczynki» («Королевство девочки») — рассказ о взрослении, о том, как девочка становится девушкой, рассказ опять же немногословный, который полутонами, полунамеками говорит о том, что так важно в переходном возрасте. Найти себя и свое место в мире: об этом сложно рассказать словами, но необычный макет книги позволяет найти множество интерпретаций, каждому читателю — лично свою.
#8
#9
Сочетание коллажа и рисунка — излюбленная техника художницы. Одна из лучших книг Хмелевской, сделанная в этой технике, — «Дневник Блумки», выпущенная в 2012 году в 70-ю годовщину смерти Януша Корчака. 

Книга сделана как дневник девочки из Дома Сирот Корчака — Блумки, в котором она описывает жизнь в приюте, живущих в нём детей, воспитателей, наконец, самого Корчака. Каждый разворот посвящён одному человеку — ребёнку или взрослому.
#10
И макет и текст книги — он основан на мемуарах Корчака — придумала Ивона Хмелевская, она работала над ней больше двух лет, и книга получилась занимательной и одновременно трагичной. 

Хмелевская использовала только неяркие краски, напоминающие цвет выцветших документов, дошедших до нас издалека, от людей, которых давно уже нет. 

Внимание художницы к деталям заставляет подолгу рассматривать каждый разворот. 

К примеру, в тексте нигде не говорится, что речь идет о еврейских детях, но внимательный читатель заметит конверты, складывающиеся в символы звезды Давида.
#13
А как здорово везде обыграна простая линованная бумага, на которой пишет Блумка: она представляет то забор, то батарею, на которой сушатся детские вещички.
#11
#12
Книга «Дневник Блумки» была заслуженно отмечена: была объявлена Книгой года польским отделением IBBY в категории «дизайн книги».
#14

Интервью с Ивоной Хмелевской

#15
Ивона Хмелевская не любит говорить о себе и утверждает, что она не очень интересный человек. Она предпочитает рассказывать о своих книгах: работа, признается художница, ее самая большая страсть, и хорошо, что семья ее поддерживает. Приводим выдержки из большого интервью с художницей.

— Что Вам необходимо для творчества?

— На самом деле ничего, никаких особых условий. В моем случае 80 процентов книги — и это самая важная, самая сложная и долгая стадия создания — возникает в голове. Моя голова работает всегда, и в любых условиях: одновременно я могу готовить обед для своей большой семьи или делать домашние повседневные дела. 

Я обдумываю книгу очень долго, а затем сама работа над ней идет быстро. Вряд ли в моем случае можно сказать, что я жду прихода музы. Муза посещает меня тогда, когда я меньше всего этого ожидаю.

— Вы — как другие иллюстраторы — коллекционируете «кусочки реальности»?

— О да. Я собираю удивительные обрывки, порою я даже вытягиваю что-то из мусорной корзины, и тогда мои дети меня стыдятся. Неизвестно, какая часть реальности меня вдохновит. Я могу, например, смотреть один и тот же иллюстрированный журнал об интерьерах. В зависимости от того, какую книгу я делаю, я увижу на одних и тех же фотографиях что-то совершенно разное, чего я не заметила раньше, потому что думала о другом: мое восприятие было настроено на другое. 

Я помню, что однажды интересную идею подсказали мне трещины на асфальте. А еще одна книга была вдохновлена пустым столом.

— От чего в искусстве Вы не можете отказаться?

— Я часто использую один и тот же мотив несколько раз в одной книге. Это моя одержимость. Идет ли речь о форме или словах или способе визуализациии — я всегда строго определяю структуру, за которую стараюсь не выходить. Вместо того чтобы искать свободу в искусстве, я сама устанавливаю ограничения. Ограничения меня больше всего вдохновляют: они позволяют глубоко изучить предмет внутри заданных рамок.
#16
#17
— Знаете ли вы, «что нужно детям», потому что все в Польше, похоже, знают ответ на этот вопрос?

— Мы знаем из истории: если кто-то точно знает, что нужно другим людям, это опасно. У меня четверо детей, и каждому из них нужно что-то своё. На этом простом примере мы видим, что вы не можете точно знать, что нужно другим, тем более в глобальном масштабе. 

Каждый ребенок, который читает книги, нуждается в чем-то своем, и было бы хорошо, если бы ассортимент в книжном магазине или библиотеке был таким, чтобы и взрослый и ребенок могли выбирать, что им нужно или просто им нравится. А через месяц или два может также оказаться, что им нужно совсем другое. Или то, что было нужно ребенку год назад, теперь ему наскучило или разонравилось. По какой формуле это вычислить? 

Я также думаю, что хорошо вступать в конфликт с книгой, с искусством, с иллюстрациями, которые не нравятся. Важно знать, что они тоже существуют. У ребёнка могут быть разные книги, массовые книги и элитарные, интеллектуальные книги, влияющие на чувства, простые и сложные, но самое важное — не привыкать к одному единственному стилю. Мне так кажется.

— Вы печальный человек? Насколько вообще личность художника влияет на его искусство?

— Действительно, людям, которые плохо меня знают, может показаться, что я печальный человек. Однако это неправда: я обожаю шутки, особенно родившиеся внезапно, удивительные, неожиданные. Я также готова посмеяться над собой. Но если бы я должна была развлекать людей, я бы скорее выбрала роль иллюзиониста, чем комика. 

Чувство юмора — это черта, которую я ценю в людях, потому что она всегда подразумевает интеллигентность. Настоящее чувство юмора помогает найти баланс между трагизмом и комизмом, которые наравне сопровождают нас на протяжении всей нашей жизни. Я считаю, что самыми трогательными и важными книгами для детей являются те, в которых грусть и радость перемешаны поровну. Детям важно это чувствовать: что настоящая жизнь — это не только радость, но и проблемы, грусть, болезнь и даже смерть. 

Я большой скептик, я всегда сомневаюсь и вижу отрицательную сторону в позитивных вещах, и наоборот: я могу наслаждаться неприятностями и видеть в них хорошие стороны. Я думаю, это очень влияет на мое искусство.

— Что вы можете посоветовать молодым иллюстраторам, начинающим художникам?

— Делайте сразу макет, не мыслите отдельными иллюстрациями. И приносите издателю сразу готовые книжки, проекты.

Книги Ивоны Хмелевской издаются в Корее и Испании, Китае и Японии, Германии и Мексике. Среди множества ее наград — «Золотое яблоко» Биеннале иллюстраций в Братиславе (BIB).
#18
В 2011 году книга «A House of the Mind: Maum» с иллюстрациями Ивоны Хмелевской и текстом Ким Хи-Кьюн (изд. «Changbi Publishers», Южная Корея) получила главную награду в категории Non Fiction в конкурсе «Bologna Ragazzi Award» (Эту награду иногда называют «Иллюстраторским Оскаром»). Жюри конкурса оценило то, с каким мастерством абстрактные геометрические формы были реализованы в книге. 
#19
«Bologna Ragazzi Award» в 2014 получила книга Хмелевской «Глаза» — поэтический рассказ о познании мира посредством органов чувств, о человеческих взаимоотношениях. Метафорические композиции этой книги нравятся в равной степени и детям и взрослым.

В 2018 году Ивона Хмелевская попала в шорт-лист премии Андерсена.

© Мария Пономаренко, 2018 г.
308