Patricia Wrightson

Патриция Райтсон
Страна проживания: ВеликобританияГоды жизни: 1921 - 2010
#2
Патриция Райтсон родилась в 1921 году в сельском городке Лизмор в Новом Южном Уэльсе.

До поступления в школу в Квинсленде она училась заочно. «Моим самым плодотворным школьным годом был тот, когда я отказалась от всяких учебных планов и без чьего-либо разрешения и руководства открыла для себя Шекспира».

Карьера Патриции Райтсон как детской писательницы началась во время ее работы администратором больницы в одном из городков Нового Южного Уэльса. В 1960 году она переехала в Сидней и стала помощником редактора в «Школьном журнале» — ежемесячной литературной антологии, бесплатно распространяемой государственным департаментом образования по всем начальным школам в Новом Южном Уэльсе. 

С 1975 года Райтсон стала профессиональным писателем.
#3
Патриция Райтсон начала как писатель-реалист. А в 1972, работая над книгой «Старинное волшебство», она поняла, что в Австралии должны быть свои собственные таинственные существа, рожденные вечнозелеными австралийскими зарослями и красными пустынями, слепяще-ярким светом и бледными тенями.

П. Райтсон искала и находила сделанные антропологами и этнографами записи фольклора аборигенов, и вводила их, быть может, несколько неожиданно, в городские рассказы. В процессе работы писательница нашла свой стиль; ее поэтический язык наиболее полно раскрылся в ее главном произведении и шедевре — трилогии «Песнь о Вирруне» («Надвигаются льды»; «Тёмный блеск воды»; «В спину ветру»).
#4
Глубокая темнота быстро возвращается на холм. Два тускло освещенных силуэта, тихих и неподвижных, сверкают, как белая соль.
#5
В этих книгах — героические легенды о юноше-аборигене Вирруне. Его задача — спасти страну от разрушения. Кроме того, Виррун как вечный мифический герой должен противостоять смерти, смерти, созданной людьми, затем он и сам становится мифом. А может, это наш собственный страх, проявленный и обработанный? Ассоциации с угрозой ядерного оружия очевидны, это придает рассказу дополнительное измерение. Непросто действовать во враждебном мире, населенном призраками. Это касается нас всех здесь и сейчас.

Две более поздние книги — «Темнолуние» и «Balyet» — описывают противостояние современного человека и австралийского буша, с его мифологией. Но в этих книгах разное настроение. В «Темнолунии» речь идет о серьезной проблеме — экологической катастрофе, хотя есть и компенсирующий юмор; в «Balyet» преобладает печаль.
#6
Моим самым плодотворным школьным годом был тот, когда я отказалась от всяких учебных планов и без чьего-либо разрешения и руководства открыла для себя Шекспира
Патриция Райтсон
#10
Книги Райтсон с очевидностью говорят о ее росте как художника и мыслителя. Ее основные темы остаются неизменными, а почерк несет печать индивидуальности, однако писательница не ограничивает себя. От книги к книге она расширяет тематику. 

Ее основная тема — дружба людей с окружающей средой и людей с людьми. Эта тема индивидуально выражена в каждой книге, и благодаря этой выразительности писательница может исследовать другие вопросы и аспекты человеческого опыта. 

Сочинения Райтсон как произведения словесного искусства характеризуются единством, гармонией и стройностью. И вдобавок она щедро делится с читателями своими мудрыми жизненными наблюдениями.
#1
Произведения Патриции Райтсон исключительно важны для развития детской литературы Австралии. Ей была присуждена медаль Г. Х. Андерсена за вклад в австралийскую литературу и во всемирную литературу, за то, что она придала форму основополагающим мифам безбрежной страны, духу этой земли и через это самым существенным образом открыла Австралию остальному миру.
#9
Нет ничего нового в тяге издателей к денежному потоку и шаблону. Новое состоит в том, что жажда наживы механизируется, автоматизируется, становится тотальной, оставляя место только шаблону. Когда такое происходит, не удивительно, что писатели тоже начинают искать шаблоны вместо сюжетов или объединяются в целые мастерские, чтобы пробиваться вместе; не удивительно и то, что книголюбы теряют чутье и бросаются на любую слабую, косноязычную, приземленную книгу, если в ней есть хоть проблеск самобытности.
Из речи при вручении премии Г.Х. Андерсена
#7
© Ольга Мяэотс
#11
291