Геннадий Калиновский

#1

Gennady Kalinovsky

#3
Родился 1 сентября 1929 в Ставрополе. 

Учился в МСХШ (1944-1949) и в МГАХИ им. В. И. Сурикова (1949-1955) у Б. А. Дехтерёва, дипломная работа — иллюстрации к роману Г. Фаста «Спартак».

С 1950-х сотрудничал в журналах «Юность», «Огонёк», «Физкультура и спорт», «Семья и школа», «Советская женщина» и др. С 1960-х иллюстрировал книги, в основном детские. Автор иллюстраций более 100 книг, отдавал оформлению книг фантастического, сказочного либо исторического характера. Большинство работ выполнено в черно-белой гамме, лишь в поздних книгах появляется цвет.

Среди наград — серебряная медаль IBA (Лейпциг), «Золотое яблоко» BIB-1977, диплом им. Ивана Фёдорова 1980 и 1982, гран-при конкурса «Книга года — 2002» в номинации «художник-иллюстратор», I премия в номинации «художник-иллюстратор» на Всероссийском конкурсе произведений для детей и юношества «Алые паруса-2004».

Скончался 5 марта 2006 в Москве.



#4
После института я много лет освобождался от своего обучения. Вторую «школу» я прошел в 60-х годах в Библиотеке иностранной литературы. Я там сидел много месяцев, изучая пути и логику развития изобразительного искусства. Мы ведь были лишены этого. Помню, в художественной школе нам давали из-под полы почитать письма Ван Гога. Я взял журналы по изобразительному искусству с 1900 года и, год за годом, просматривая их, конспектировал важные для себя положения, пути развития художественно-графической мысли от ступени к ступени. Очень это мне помогло в дальнейшем.
Геннадий Калиновский
#5

Е. Ескина. «Освещающий»

#2
Художнику наскучило сидеть одному без дела в своей мастерской; разок-другой он заглянул в книгу, которую забыл кто-то из его гостей, но там не было ни картинок, ни разговоров.

— Что толку в книжке, — подумал художник, — если в ней нет ни картинок, ни разговоров?

Он сидел и размышлял, не встать ли ему и не сделать пару набросков; мысли его текли медленно и несвязно — в сумраке занавешенной мастерской его клонило в сон. Конечно, сделать рисунок-другой было бы очень приятно, но стоит ли ради этого подыматься?

Вдруг мимо пробежал кролик с красными глазами. Он вынул часы из жилетного кармана и, взглянув на них, помчался дальше. Вслед за ним пронеслась темноволосая девочка в длинном платьице. За ней — ещё один кролик, с сигарой в зубах. По его следу — лис в ковбойской шляпе и маленький лохматый монстрик. Просеменила толпа коротышек в три пальца ростом. Пролетели строгая леди на зонтике и хохочущая ведьма на метле.
Художник вскочил на ноги, схватил карандаши и кисти и побежал вслед за ними.

Его звали Геннадий Калиновский, и привычка следовать за чудесным и делать то, что нравится, была у него ещё со ставропольского детства. В три года он потянулся к краскам, школьником сам отправился записываться в художественный кружок в Доме пионеров, сам послал работу «Гибель Нибелунгов» на конкурс рисунков в «Пионерскую правду». Когда его, как автора призовой работы, рекомендовали к поступлению в знаменитую Московскую среднюю художественную школу, не раздумывая, один отправился учиться в столицу — а шёл тогда непростой 1943-й год. Окончив сначала МСХШ, потом отделение книжной графики Суриковского института, молодой художник начал работать в журналах — «Юность», «Огонёк», «Семья и школа», появились и первые заказы из книжных издательств.
#6
Гершензон М. А. Робин Гуд.- М.: Детская литература, 1966.
Среди его первых книг есть и литература для взрослых: иллюстрации к произведениям К. Симонова, В.Катаева, С. Баруздина и других. Уже в них было заметно увлечение начинающего иллюстратора штриховкой: он пробовал один графический стиль за другим, оттачивая технику и обретая свой неповторимый почерк; уже узнаваемы его в будущем «фирменные» персонажи-шаржи и динамичные композиции. Но настоящая известность пришла к Геннадию Калиновскому в детской книге: именно в ней нашла выход его тяга к парадоксальному, любовь к игре и тонкому юмору. «Робин Гуд» (1966) и «Две жизни Госсека» (1968) М. А. Гершензона читаются на одном дыхании, как смотрится увлекательный приключенческий фильм, настолько точно иллюстрации передают динамику повествования.

#7
В «Землянике под снегом» (1968) заметно его увлечение орнаментом, который художнику удалось превратить из чисто декоративного средства в умелый инструмент для выстраивания ритма книги. Калиновский всегда любил простой карандашный штрих, линию — то плавно завивающуюся, то резкую и непослушную. В своих ранних книгах он работал почти исключительно тушью и размывкой, предпочитая монохромные тоновые рисунки, иногда вводя цвет только в обложки и форзацы. Его работы подчас напоминают тетрадь школьника-хулигана: тут и кляксы, и рожицы, и просто чёрканье — что угодно, но только не скучные дотошные описания увиденного и услышанного.
#11
#8
Ему близка по духу нарисованная им в 1968 году Мери Поппинс: он тоже считал, что с детьми надо говорить, как со взрослыми, без сюсюканья, деловито. Но нельзя лишать их и Чуда: строгая Мери чопорно вытягивается в струнку, надувает губы — и взлетает в воздух словно воздушный шарик! Калиновский любил показывать читателю свои чудесные страны с высоты птичьего полета; при этом горизонт стремительно уходит вверх и земля словно бы опрокидывается нам на голову. Апофеозом этих игр с пространством стала «Алиса в Стране Чудес» (1976).
#13
#12
Кэролловские книги всегда воспринимаются иллюстраторами как вызов, как возможность проявить себя, заявить о своих творческих принципах. Подробно о работе Геннадия Владимировича над «Алисой в Стране Чудес» написано в книге Н. М. Демуровой «Картинки и разговоры» (СПб, Вита Нова, 2008). Ему удалось совместить математические парадоксы мира Кэрролла и живое обаяние его персонажей, сюрреализм и реальность Алисы, списанной с соседской девочки Леночки, игры с пространством и блестящие шрифтовые решения. Иллюстрации к «Алисе» принесли Геннадию Калиновскому диплом Ивана Федорова (1980 и 1982 годы) и — настоящую известность.

Он любил всех своих героев как старых приятелей, как любил Кэрролл настоящую и «книжную» Алису — и эта любовь сразу же передавалась читателю. В 1976 году из-под его пера вышел сразу ряд симпатичнейших персонажей: Братец Лис и Братец Кролик и прочие плутоватые зверушки из «Сказок дядюшки Римуса» Джоэля Харриса и Господин Ау из повести Ханну Мякеля. Все они не умильно пушистые, как игрушки из детской, а именно взъерошенные, как настоящие дикие зверьки. Они мелькают в разных позах не по одному разу на развороте, словно кувыркаются со страницы на страницу — все это придает книгами динамики, увлекает читателя вглубь рассказа, наперегонки с героями. «Сказки дядюшки Римуса» удостоились большой международной награды — серебряной медали на Международной книжной ярмарке в Лейпциге, а в 1977 — «Золотого яблока» на Братиславской биеннале иллюстрации (БИБ).
#14
Коваль Ю. И. Пять похищенных монахов.- М.: Детская литература, 1993.
Годом позже Калиновский проиллюстрировал уже не сказку, а современный подростковый детектив «Пять похищенных монахов» Юрия Коваля. Там была та же «взъерошенность» линий и силуэтов, те же быстрые рисунки, тот же мягкий юмор. 

Художник всегда точно передавал пик стремительного действия, так что понятно, что через секунду персонаж уже соскочит с места и побежит дальше. Он не выписывал подробностей и фонов, ограничиваясь парой деталей для подчеркивания эффекта репортажа с места событий, разворачивающихся прямо перед вашими глазами.
#15
С 1985 года Калиновский, помимо любимой черно-белой графики, начал экспериментировать и с цветом. «Первой серьезной цветной работой» в книжной графике он считал «Приключения Гулливера» (1985, переиздана в 2004). Он отказался от исключительного сказочного, авантюрного прочтения книги и вспомнил об ее первоначальном взрослом сатирическом подтексте, неотступно следуя замыслу писателя. Интонация рассказа серьёзная, атмосфера заметно напряженная: художник лепил крепкую форму короткими и широкими сухими мазками кисти, используя холодные и суровые цвета моря в неспокойную погоду. Если прежде персонажи Калиновского напоминали дружеские шаржи, но лилипуты Свифта походят, скорее, на злободневные карикатуры, Гулливер и вовсе нарисован с почти фотографической точностью. Это живой человек, то стиснутый в книжном развороте, посреди бесконечного мельтешения лилипутов, то затерянный среди травинок страны великанов. 
#17
#16
Уже после «Гулливера» появилась цветная «Алиса» (1988), уже более спокойная и теплая по краскам и по настроению. (Упомянуть про «Пико Хрустальное горлышко», там тоже цвет и гротеск). К его поздним работам в цвете можно отнести и сказку Н. Космина «Пико — Хрустальное горлышко» (1993), выполненную совместно в Р. М. Калиновской, где натуроподобие смешивается с гротеском, с почти барочной причудливостью и переполненностью эмоциями.
#18
Земляника под снегом: Сказки японских островов. — М.: Детская литература, 1968.
В 2011 году, пять лет спустя после ухода Геннадия Владимировича, издательством «Рипол-Кит» была переиздана одна из ранних его книг — уже упомянутый сборник японских сказок «Земляника под снегом». Изначально почти полностью черно-белая, она была наполовину «раскрашена» в холодные синие цвета «Гулливера». 

На одной из иллюстраций изображен старик, вознесшийся ввысь на стебле молодого бамбука. Под его ногами, где-то далеко внизу — прекрасный мир: серебристые волны, лазурное море, мраморные скалы, ветер, раздувающий паруса кораблей. Старик, хитро прищуриваясь, с улыбкой смотрит на созданные его воображением сказочные земли и продолжает свой путь — к сияющим звёздам.
#19
© Екатерина Ескина
Источник иллюстраций: 1, 2, 3
#21

Книги Г. Калиновского в коллекции Детского зала

#22
720