Май Митурич

#4
Народный художник РСФСР (1986), лауреат Государственной премии РСФСР (1993), действительный член Академии художеств СССР.
#1
Родился 25 мая 1925 в Москве в семье художников В. Хлебниковой и П. Митурича.

В ноябре 1942 года ушёл на войну и дошёл до Берлина. Работал во фронтовой бригаде художников с такими мастерами, как А. Никич, Б. Попов, Е. Рачава.

Учился в МПИ (1948–1953), где впоследствии многие годы преподавал.
#2

Персональные выставки

#3
  • 2002 «Точки соприкосновения» (совм. с Рюсэки Моримото). Государственный музей искусства народов Востока, Москва.
  • 2005 «Рисующий светом». ГТГ
  • 2006 — «Май Митурич». ГМИИ
  • 2010 — «Май Митурич». Галерея искусств Церетели, Москва.
  • 2013 — «Май в мае». Галерея «Ковчег», Москва
#5
Серебряная медаль и диплом Международной выставки искусства книги в Лейпциге (ИБА-65) в 1965 г. за иллюстрации к книге С. Маршака «Стихи для детей».
Серебряная медаль и диплом Международного биеннале иллюстраций детской книги в Братиславе (БИБ-67) в 1967 г. за иллюстрации к книге К. И. Чуковского «Краденое солнце».
Награжден Орденом Восходящего солнца, Япония (2005)

Работы находятся в собраниях ГТГ, ГМИИ, ГРМ, ММСИ, Государственного музея искусства народов Востока, Москва.

Скончался 30 июня 2008 в Москве.
#6

Анна Штейман. Все краски Мая

#7
Май Петрович Митурич-Хлебников родился в семье известного художника Петра Васильевича Митурича и художницы Веры Владимировны Хлебниковой, родной сестры поэта Велимира Хлебникова. 

Из-за войны (с начала 1942 по апрель 1948 он был солдатом) профессиональным художником стал немного с запозданием — лишь в 22 года случилась возможность поступить на заочное отделение Полиграфического института.
#8
«Про пингвинов» Геннадия Снегирева и Мая Митурича, 1970
После института и успешной защиты дипломного проекта «Тиль Уленшпигель» набирался опыта в совсем не вдохновляющем месте — в издательстве Министерства сельского хозяйства, где выполнял заказы на пропагандистские буклеты, плакаты и листовки. Через два года решил поменять «хлебную» работу и стал искать пути к детской книге. Именно в детской, так как рисунки в книгах для взрослых были в основном черно-белые, а художнику хотелось работать в цвете. 

Самой первой его книгой, а вернее даже ширмочкой для малышей была бразильская народная сказка «Кролик и обезьяна». В дальнейшем работал с виднейшими детскими писателями — С. Я. Маршаком, К. И. Чуковским, А. Л. Барто и другими.

Его дочка Вера и внучка Мария — продолжили художественную династию семьи.
#9
Май Митурич — один из самых узнаваемых наших иллюстраторов и один из самых плодотворных: им оформлено более ста детских книг. При этом он не копировал сам себя, как иногда бывает с востребованными художниками: в каждой книге он всегда немного другой, новый.

#10
Несмотря на немалый опыт иллюстратора, за редким исключением я работал мучительно трудно. Снова и снова повторял рисунок. Добиваясь свежести линий, гармонии и цельности изображения. И окончив работу, выбрасывал целые вороха казавшихся не удавшимися вариантов. Иные же разрезал на открытки, которые посылал друзьям к Новому году. Такой способ, «метод» работы удерживал меня у рабочего стола до глубокой ночи.
Май Митурич
#11
Природу, живое считал неиссякаемым источником вдохновения. Почти у каждой книги была предыстория-путешествие — в «Записках…» он очень подробно описывает свои поездки на Курильские и Командорские острова, по Средней Азии, Японии, Цейлону, Греции, Западной и Восточной Европе.
#12
#13
Много работать с натурой научили отец и мать, это же стремился привить Май Митурич своим студентам в период работы в Полиграфическом институте. Доказывал им, излишне увлечённым дизайном, что рисунок составляет основу всех областей изобразительного искусства и художник рождается в момент возникновения у него художественного видения. Художественное же видение приобретается не с помощью слепого копирования предмета, а в процессе «прочтения» его, которого невозможно достичь, используя в качества «сырого материала» фотографии.
#14
В лесу каждое дерево растёт произвольно. Но наклоны стволов, движение веток подчинены определённому ритму. И ритм существования берёзового леса будет иным, чем в сосновом бору. Пересекаясь и сталкиваясь ритмы окружающего мира сплетаются в бесконечно сложную ткань. Когда мы говорим о художнике «он увидел», не имеем ли мы в виду, что он увидел не замеченные нами ритмические связи между разрозненными, казалось бы, формами?.. 

Подлинно наблюденные ритмы реального мира оказываются бесконечно разнообразными, неповторимыми, а отбор художника позволяет порой с одинаковой убедительностью совершенно различно интерпретировать один и тот же сюжет. (И можно предположить, что в работе с натуры успех в значительной мере зависит от способности художника уловить, выявить главные ритмы и превратить их в ритмы графические, характеризующие данный образ.)
#15
Мая Митурича искусствоведы не относят к художникам-анималистам. Но привезённые им из странствий по Камчатке рисунки с натуры, превратившиеся позднее в книги «Про оленей», «Обитаемый остров» (авторства его друга и товарища по путешествиям Геннадия Снегирёва), да и другие работы, открывают его именно с этой стороны. Позы, характеры зверей он передавал самыми скупыми средствами, но при этом их всегда было достаточно, чтобы раскрыть суть зверя, саму идею его. В его книгах нет чёткой границы между сказочными персонажами и реальными образами — видимо, именно потому, что он черпал идеи у безгранично щедрой на них природы.

Удивительно органично получалось у него рисовать множества зверей и птиц: косяки рыб, стада оленей — заключая их в сложнейшие и при этом свободные композиции. И эти множества не статичны. Каждый олень на картинке готов к следующему движению, вот-вот мотнёт головой, отгоняя гнус, опустит мягкие губы в поисках ягеля — и всё это в нескольких мазках. Вообще одна из особенностей его работ — в редкой свободе в линиях и пятнах, в смелом, часто даже дерзком отношении к цвету. У него нет страха даже перед белым, которого панически боятся многие художники, заливая всё поле рисунка красками, Митурич использует белый цвет бумаги легко и грамотно, помогая плоскостному рисунку обретать воздух.
#16
В древне-китайской живописи существовали понятия «кисть» и «тушь». Первое означало владение линией, второе — пятном туши. Оценивая картину, знатоки говорили «есть кисть, но нет туши», или «есть тушь, но нет кисти». Митурич смело сочетает мощные мазки туши с тончайшим рисунком. У него есть «кисть», есть и «тушь». Он полностью свободен от иллюзорности. Его рисунки — всегда не только изображение, но и музыкально-ритмические узоры, их можно представить себе и на декоративной ткани, а многие книжные композиции — как эскизы для монументальной росписи.
Борис Берендгоф «Художник о художнике. Май Митурич»
#17
Мая Митурича часто воспринимают как «японского» русского художника, хотя сам он говорил, что между его творчеством и классической восточной живописью лишь внешнее сходство и то, что в Японии ценят его работы именно как европейские.

#18
«Алиса в Зазеркалье», 1977.
Несмотря на то, что книжная графика занимала ум и почти всё время Мая Митурича, он, придерживаясь мнения, что настоящий мастер должен уметь многое, не замыкался только на ней и стремился и к иным художественным техникам, — занимался живописью, станковым рисунком, литографией, линогравюрой, шелкографией. Вместе с Виктором Дувидовым и еще несколькими коллегами создал невероятных масштабов фрески в Палеонтологическом музее. И хотя их пригласил сам Александр Белашов, возглавлявший коллектив художников, декорировавших внутреннее убранство, другие восприняли вторжение графиков на территорию монументалистов нонсенсом и дерзостью. Правда, эскиз Митурича всё-таки утвердили даже без каких-либо исправлений, а саму фреску многие признали шедевром.

Тщательная и кропотливая работа над иллюстрациями, трепетное отношение, преклонение перед живой натурой, нелюбовь к готовым штампованным решениям помогли ему обрести свой почерк, своё непохожее ни на кого лицо. И будто в благодарность к такому серьёзному отношению, бумага и краски под рукой Митурича рождали настоящее чудо.

© Штейман, А. Все краски мая [Текст]: [о художнике-иллюстраторе Мае Митуриче] / А. Штейман // Библиотека в школе. Приложение к газете «Первое сентября». — 2011. — N 5. — С. 25–27
#20

Книги М.Митурича в коллекции Детского зала

#21
571